Совместное пользование вещами все сильнее входит в нашу жизнь: появляются кар- и байкшерингы, свопы и барахолки. Люди отходят от практики владения вещами по разным причинам. Среди них – удобство, экологичность, экономия денег. Один из трендов последних лет – коливингы (от английского co-living, «совместное проживание»).

Коливинг – это комьюнити людей, объединенных общими ценностями, которые живут вместе. Бывают, например, коливинги для художников или айтишников. В отличие от коммуны, коливинг – это коммерческий формат. Он представляет собой альтернативу долгосрочному жилью, которое сдают в аренду. 

«Коливинги» в Российской империи и СССР

Коливинги часто характеризуют как «жилье для миллениалов». Но идея о совместном проживании и быте, мягко говоря, не нова. 

Еще в середине XIX века творческие люди и студенты часто самоорганизовывались и жили вместе. Например, в Санкт-Петербурге молодые художники во главе с Иваном Крамским снимали большую квартиру, в которой жили и работали своей творческой артелью. В СССР 1920-х годов строили конструктивистские дома-коммуны, в которых жители не владели имуществом и жили совместно, приучаясь к коллективизму. У них были общие столовые, бани и прачечные. 

С 1930 года практику коммун осудили специальным постановлением ЦК ВКП(б) от 16 мая 1930 года «О работе по перестройке быта». После этого перестали строить дома-коммуны, а идеи о совместной жизни в социалистическом обществе стали менее радикальными. 

Как выглядит коливинг сегодня

Никита Куимов — один из основателей коливинг-сообщества «Станция Смена». Он и его соратники организуют двух-трехнедельные коливинги по всему миру: на Шри-Ланке, Таиланде, Марокко, Грузии и других странах.

«Смена» — главные российские специалисты по организации коливингов и созданию сообществ. При этом, как говорит Никита, «у нас не совсем стандартный коливинг. Мы что-то между коливингом и кэмпом – “пионерлагерь для взрослых” с краткосрочным пребыванием. Наша целевая аудитория – цифровые кочевники, те, кто работает удаленно».

В 2020 году «Смена» совместно с петербурским хостелом Soul Kitchen перепрофилировали его в постоянный коливинг. Типичные жители – миллениалы и зумеры 20–35 лет. Это молодые профессионалы, чаще всего из креативных индустрий или работающие на крупные компании – «Яндекс», «Озон», «Ламода», «Вайлдберриз». В основном, без пар. Пары, по словам Куимова, заезжают в коливинги гораздо реже. Хотя есть интерес и у семейных людей – под них организуют специальные заезды.

Отдельная комната в Soul Kitchen стоит 37 000 рублей в месяц

Койко-место в четырехместном номере – 20 000 рублей.

«Людям из креативных профессий важно жить в красивом пространстве, – говорит Никита. – У нас, к большому сожалению, недвижка в России по большей части отвратительная. Когда ты что-то снимаешь, тебе хочется сделать там полностью ремонт». 

Коливинги удобны молодым людям, потому что это получается дешевле, чем снимать отдельную квартиру. Не нужно оформлять длительный договор, платить комиссию риэлтору и залог. Но при этом жить в коливинге дороже, чем жить в хостеле. 

Зато, в отличие от жизни в хостеле, проживающий получает компанию единомышленников, а не постоянно сменяющихся постояльцев, которые могут шуметь, мусорить, возвращаться пьяными. 

Жизнь в коливинге может быть особенно актуальна для тех, кто переехал в новый город, так как ее формат избавляет от одиночества.

«Людям нужно общение –  это факт, – рассказывает Руслан Ларочкин, создатель Triglinki, первого коливинга в Санкт-Петербурге. – Люди устали снимать однушки в Девяткино (спальный район на окраине Санкт-Петербурга — прим. TTT). Они из окон выкидываются от одиночества. Но им нужно что-то больше, чем хостел. У хостелов уже сложился негативный образ: откинувшиеся чуваки с пельменями, которые сидят пьют пиво, а потом устраивают поножовщину. Поэтому многие сейчас ищут жилье на Airbnb. А коливинг звучит сладко. У нас получается создавать душевную и теплую атмосферу». 

Вечеринка резидентов коливинга Triglinki в Санкт-Петербурге

Коливинг, который создал Руслан, находится в одном из четырехэтажных доходных домов Тупикова в центре Санкт-Петербурга, напротив Мариинского театра. Это 11-комнатная коммуналка площадью 300 м², которую Руслан вместе с товарищами снимают уже пять лет.

«На протяжении четырех лет до нас в квартире жили гастарбайтеры в большом количестве, и это было абсолютно раздолбанное помещение. Но мы сделали из него квартиру своей мечты», – рассказывает Руслан. 

Аренда квартиры стоит около 200 тысяч рублей в месяц, и каждый год стоимость повышается на 10% – это было прописано в договоре изначально. Плюс, коммуналка. В январе она составила 35 тысяч рублей. 

У нас достаточно высокая цена за комнату – 21 тысяча рублей. Это много для Петербурга. Но люди готовы платить за проживание в компании единомышленников.

Общая кухня в Triglinki

Сообщество – самое важное, что есть в коливинге

Коливинг это не просто совместное проживание, как в коммунальной квартире. Это также совместный быт и досуг. 

Живущие в коливинге собираются вечерами в гостиной и смотрят кино, совместно работают над проектами, учатся друг у друга, выбираются на природу, а также обязательно завтракают и ужинают в большой компании.

Руслан Ларочкин рассказывает: «У нас была история, когда участники стали вместе делать бизнес – организовали производство сыроедческих десертов. Все по-настоящему: ООО, производственный цех. Бизнес существовал три года, но потом многие соучредители уехали из России. Хотя в соцсетях нам до сих пор пишут и спрашивают, когда мы снова начнем делать десерты».

Когда люди ищут коливинг, то в первую очередь ищут единомышленников, с которыми им хочется вместе жить, – говорит Никита Куимов. – Бонусы типа общего тренажерного зала – это круто. Но миллениалы и зумеры в первую очередь ищут сообщество. Это как раз является самым сложным в организации коливингов – сформировать коммьюнити.

«Поэтому у нас есть отбор участников. Сначала анкета, потом второй этап – созвон-собеседование. Мы спрашиваем, зачем человек заезжает в коливинг, есть ли у него опыт проживания в группах людей, проверяем, какими знаниями он может поделиться в рамках общих воркшопов. Процент отказа не очень большой, потому что хорошо отсеивают изначальные фильтры – прописанные ценности, анкета. На собеседовании становится совсем все понятно, в итоге отсеиваются около 20% людей».

«В коливингах у нас есть отдельный сотрудник, который был участником смен минимум два раз. Он работает над формированием сообщества, – продолжает Никита. – Он проводит ивенты, следит чтобы в домовых чатах было все дружелюбно, общается с людьми. Если кому-то некомфортно, то выясняет, почему. Все, кто живет в коливинге, должны чувствовать себя частью одного коллектива. Бывает, что человек попадает в коливинг, и мы понимаем, что всем с ним не так комфортно, как это могло бы быть. В таком случае сначала с человеком общаются администраторы, выясняют что и как, и если мы понимаем, что человек не собирается включаться в жизнь сообщества, не соблюдает правила, то ему не продлевается жилье на следующий месяц. При этом у нас ни разу было ситуации, чтобы кто-то из-за этого поругался. Обычно люди понимают, что формат им не подходит, и спокойно съезжают».

Triglinki пытаются совмещать формат коливинга и хостела: 

У нас есть 9 комнат для резидентов, где живет около 20 человек, и две комнаты для гостей: восьми- и четырехместная, – рассказывает основатель коливинга Руслан. – У резидентов есть обязанности. Нужно дежурить, выносить мусор, гулять с собакой, ухаживать за оранжереей. Поэтому резиденты должны соответствовать нашим ожиданиям: быть вегетарианцами, не употреблять алкоголь и наркотики – у нас в этом смысле самое строгое сообщество Санкт-Петербурга. Раньше не было этих правил, но мы поняли, что с алкоголем сложно жить. Люди напиваются и делают странные вещи, поэтому пришлось ввести запрет. С помощью строгого фильтра мы отсеиваем «не наших» людей. Гостю достаточно не нарушать правила дома, если он живет не больше месяца. 

В Triglinki разрешается жить любому человеку от 18 лет, а дети могут жить с родителями. Запрета на животных тоже нет, и сейчас в коливинге живут 4 кошки, один большой пёс, 3 шиншиллы, 4 попугая, 2 черепахи, рыбки и улитки.

Одна из комнат в коливинге Triglinki. Здесь можно жить с домашними животными.

Будущие резиденты и гости проходят анкетирование – это первичный фильтр. Решение принимают три-четыре человека, которые давно живут в коливинге. Руслан подчеркивает важность того, чтобы резиденты участвовали в жизни сообщества. Если они не участвует, то встает вопрос – зачем им вообще здесь жить? Они могут снять комнату в любой коммуналке. При этом, рассказывает Руслан, «были и исключения – люди, которые никак не участвовали в жизни проекта. Но они были гениями, постоянно находились в своем процессе, распространяли гениальность просто своим присутствием, и нам было приятно находиться рядом».  

Жители коливинга Triglinki должны быть вегетарианцами и участвовать в жизни коммьюнити

За пять лет через коливинг Triglinki прошло около 150 резидентов. Руслан Ларочкин – единственный, кто прожил в Triglinki с самого основания.

Для кого нужны коливинги: фрилансеры и цифровые кочевники 

С развитием интернета все больше людей стали совмещать путешествия и удаленную работу. В Таиланде, на Бали, в Гоа и других странах Азии образовались большие сообщества фрилансеров-удаленщиков. Позже их стали называть диджитал-номады, или цифровые кочевники. Пандемия 2020 года усилила этот тренд.

Читайте подробнее: Workspitality: как цифровые кочевники изменят мир путешествий

Многие переезжающие в другой город или страну сталкиваются с проблемой аренды жилья. Квартиры с Airbnb получаются слишком дорогими, если их снимать на несколько месяцев, а арендодатели с условного «Авито» хотят сдать квартиру минимум на год.

Многие страны, приветствующие сотрудников на удаленке, не просто выдают долгосрочные визы, но и заманивают их комфортным жильем у океана по цене «однушки, которую вы арендуете у себя в стране». 

На острове Монтсеррат предлагают пожить в пятизвездочных отелях, которые все равно простаивают. А один из отелей на Арубе установил столы и навесы для работы на пляже – с видом на Карибское море. Прямо как в идеальных мечтах об удаленной работе: пляж, море, пальмы. 

Рабочая станция на острове Аруба

Некоторые страны идут еще дальше и организуют коливинги. 

Так, на португальском острове Мадейра коливинг создали на базе деревни Понта-ду-Сол с населением в четыре тысячи человек. Главным инициатором выступила администрация острова в соавторстве с некоммерческой организацией Startup Madeira, чтобы привлечь молодую и платежеспособную аудиторию.

До 30 июня деревня готова принять сто фрилансеров, которые смогут работать и пользоваться бесплатным интернетом в местном культурном центре. Также организация помогает выбрать квартиру, гостиницу для проживания или дом, стоимость аренды которого можно разделить на несколько человек. Помимо этого, для участников будут проводиться развлекательные и образовательные мероприятия: совместные вылазки по острову, лекции, кинопоказы, брейнштормы.

Коливинги в России

Коливинг Say Wow в «Москва-Сити» завлекает громким слоганом: «Добро пожаловать в самый высокий коливинг Европы». Койко-место в 12-местном номере стоит 35 тысяч рублей. Есть общее пространство с телевизором и приставкой и быстрый Wi-Fi для работы. Но нет кухни, а за стирку надо заплатить 150 рублей. Условия – как в обычном хостеле, хотя здесь и стараются селить только на долгий срок, поэтому текучки не будет.

Московский небоскреб Say Wow тоже позиционирует себя как коливинг

Можно сказать, что в 20-миллионной Москве нет полноценных коливингов – со своей аудиторией, атмосферой и узнаваемым стилем. Все московские коливинги похожи или на обычные хостелы, или на квартиры, которые арендуют вскладчину несколько человек — как, например Growth Space или «Круг друзей» (проект, который вышел за пределы Москвы, и теперь также работает в Питере, Казани, Екатеринбурге, Тбилиси). 

При этом в Питере, помимо Triglinki и Soul Kitchen, есть еще около 15 коливингов и коммун. Такие данные приводит Иван Гуторов, который интересуется сообществами и даже водит по ним экскурсии.

Никита Куимов считает, что для более активного развития коливингов в России не хватает платежеспособной аудитории, которая понимает, что это такое, и подходящей инфраструктуры. 

Даже в Москве недостаточно людей, которые готовы снять комнату за 60 тысяч рублей, – пусть даже и красивую, с интересным коммьюнити. Это обойдется дороже, чем комната в обычной квартире в центре города. А сделать дешевле не получается, потому что владельцы коливинга теряют большой процент полезной площади на общих пространствах. Делать же комнаты на восемь–десять человек, как в хостелах, – некомфортно для долгосрочного пребывания.

Так выглядит одна из общих зон в коливинге Soul Kitchen

Иногда коливингами также называют многоквартирные и многоэтажные дома, в которых обустроены общие зоны для проживающих. Обычно это коворкинг, лаунж зона с проектором, стиральные машины, фитнесс-зал. «Я считаю, что это скорее маркетинг, – делится своим мнением Никита Куимов. – Коливинг становится модным словом, и люди ставят приставку «коливинг» к формату, который, как им кажется, подходит под это. Девелоперы пишут, что это коливинг, но непонятно, кто там живет. Это получается то же самое, что и покупка квартиры в обычной многоэтажке».

По мнению Куимова, в коливингах–«человейниках» будет сложно создать творческую атмосферу взаимодействия жильцов. Сейчас в Москве строят первый коливинг-небоскреб, но 25% площадей будут занимать обычные одно-, двух- и трехкомнатные квартиры. 

Никита большую часть года живет не в России и постоянно общается с создателями коливингов в других странах: «На Западе большие коливинг-проекты прямо пишут, что они работают над формированием сообщества. У них есть совместные встречи жильцов, люди селятся вместе из-за общих интересов. Один из проектов, который мне нравится, – Open Door в Сан-Франциско. У них есть несколько коливингов, и у каждого своя тематика. Есть коливинг для тех, кто занимается хендмейдом. В нем находится мастерская со станками, где можно создавать разные штуки. Другой коливинг — для айтишников, и там оборудованы очень удобные рабочие зоны. Под конкретную аудиторию выстраивают в том числе физическое рабочее пространство».

Вместо выводов

Плюсы коливингов:

  • Общение. Многим сложно заводить друзей, а иногда на это нет времени. В коливинге вокруг всегда много людей.
  • Полезные контакты, нетворкинг, новые знания. В коливингах проводят мастер-классы и лекции, а участники учатся друг у друга.
  • Не надо думать о мебели и уборке (но не всегда).
  • Бытовые вопросы (протекла труба, нет горячей воды) решает арендодатель.
  • Удобное рабочее место находится в вашем доме, и можно работать 24 часа. Тогда как круглосуточных коворкингов и кафе не так много.
  • Коливинги обычно находятся в центре города.
  • Среднесрочная аренда – на 2–4 месяца. Это удобно для тех, кто постоянно меняет города.

    Минусы коливингов:

  •  Не подойдет людям с животными и детьми. Чаще всего в коливингах это не приветствуется.
  • Мало личного пространства. Все-таки это более шумное жилье, чем личная квартира.
  • Не везде есть кухня.

Бывают ограничения: запреты на алкоголь, гостей, шум после 23:00.

Фото: facebook.com/triglinki, soulkitchen.community, Aruba Boardwalk Boutique Hotel Aruba, SayWowHotel.

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, чтобы быть в курсе новостей из мира путешествий и технологий.

Читайте также:

Тэги:

Рассылка ТТТ: новости туристической индустрии и технологий раз в две недели

Внесите ваш email в форме ниже и нажмите кнопку "Подписаться"

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы соглашаетесь с условиями Политики конфиденциальности

Спасибо!

Вы успешно подписались на рассылку.