Поводом для этого разговора стало назначение Дмитрия Горина вице-президентом Российского союза туриндустрии в конце сентября этого года. Примерно в это же время в Forbes Russia вышел новый рейтинг частных российских компаний, учитывающий размер оборота. Возглавляемый Дмитрий Гориным «Випсервис» не в первый раз занял в нем высшую строчку среди туристических компаний. Мы решили узнать, как холдингу удалось сохранить позиции, несмотря на пандемию. И как управление «Випсервисом» сочетается с работой в отраслевых ассоциациях и комитетах.


– О вашем назначении в РСТ объявили пару недель назад. Уже понятен объем работы? С чего вы начнете?

 – Я и ранее являлся членом правления Российского союза туриндустрии, но сконцентрирован был прежде всего на работе авиационной комиссии в рамках транспортного комитета. Сейчас хотелось бы делать больше для туроператоров, турагентов, развивать новые проекты совместными усилиями. 

То, что мне оказано такое доверие и коллеги выбрали меня вице-президентом РСТ, даст нам новые возможности. В том числе в вопросах взаимодействия с органами государственной власти: с Государственной Думой, Советом Федераций, Общественным Советом Минтранса и Росавиации. 

Прежде всего нужно как можно быстрее делать все для восстановления въездного и выездного туризм. Введение электронных виз, получение субсидий, развитие чартерных рейсов, продолжение программы кэшбэка, внесение изменений в законодательство – всем этим будем заниматься. У нас хорошая, сплоченная команда. Есть вице-президент Ольга Санаева, возглавляющая транспортный комитет. Есть Сусанна Старцева, работающая по линии российских железных дорог. Сейчас мы усиливаем вопросы, связанные с автобусными экскурсиями, речным и морским флотом. Но хотелось бы делать еще больше. 

Я думаю, что смогу принести пользу не только по линии транспортных вопросов, но и в вопросах освещения деятельности РСТ в СМИ, продвижения наших инициатив в различных органах государственной власти. Нужно работать над возвращением доверия туристов, которые в период пандемии действительно испытывали большие неудобства. 


– Вы упомянули, что нужны изменения в законодательстве. Мы говорим про основной закон о туризме? Что в первую очередь вы хотели бы в нем изменить?

– Да-да-да, 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности». Закон, на мой взгляд, устарел и совершенно не соответствует новым реалиям. Он действует с 1996 года и сейчас, если честно, напоминает одеяло с заплатками, где по ходу возникающих проблем что-то решалось. Его необходимо менять прежде всего в вопросах финансового обеспечения, гарантий. Этот механизм должен быть расширен, потому что текущая ситуация фактически ограничивает выход на рынок новых игроков. А игроки, которые уже работают, не в состоянии застраховать, например, финансовую ответственность через страховые компании. 

– Меры государственной поддержки, которые были введены в связи с ковидом, спустя полтора года кажутся вам достаточными? 

– Давайте реально посмотрим на ситуацию. Таких мер поддержки, которые были у нас за последние годы, туристическая отрасль, наверное, не получала никогда. Кэшбэк добавил в оборот туристической отрасли 34 миллиарда рублей. 1 600 000 туристов отправились в путешествия по России. Сами туристы получили 6,7 миллиардов рублей. Программа субсидий в 1,2 миллиарда рублей на чартерные рейсы – это тоже впервые. И хорошо, что это не разовые акции, а системные, ежегодные вещи. Но у туркомпаний своя экономика. Многие крупные компании не получили никаких мер поддержки, и как таковых налоговых каникул или снижения налогов тоже не произошло. Изменение налоговых отчислений в туристической отрасли – это тоже текущая повестка дня. Чтобы отрасль хорошо и планово восстанавливалась, должны быть преференции, налоговые послабления. И президиум, и правление РСТ эти вопросы ставят перед государством. 

– Вы являетесь также вице-президентом Ассоциации туроператоров России? 

– Да. Мое кредо – это активная жизненная позиция. Конечно, больше всего времени и сил я уделяю как председатель совета директоров холдинга «Випсервис» своей родной компании. Но работа в Ассоциации туроператоров России, в Российском союзе туриндустрии, в общественном совете Минтранса и Росавиации, профильных комитетах Госдумы и Совета Федераций – все это дает возможность находить общие решения и, кстати, объединять иногда действия, в том числе общественных организаций. Также на протяжении многих лет я на общественных началах (это не оплачиваемая работа) являюсь советником руководителя Ростуризма.  

– АТОР и РСТ – это не конкурирующие организации? 

– Это взаимодополняющие организации. Более того, если вы посмотрите на список правления РСТ, то увидите, что большинство не просто членов АТОР, а даже членов президиума АТОР входят в РСТ. Если посмотреть, например, на последние письма, в том числе на письмо о недопустимости регулирования цен на гостиницы, – его подписали очень многие общественные организации. Не надо нам делиться и уходить каждый в свою нишу. Туризм – это единая индустрия, и без лоббистских, в хорошем смысле, возможностей игроков этой отрасли мы никогда не сможем сделать того, что мы могли бы сделать. Прежде всего, для наших туристов. Надо всегда думать все-таки о туристах, потому что мы работаем для них. 

– Раз основным местом вашей работы остается все же «Випсервис», давайте поговорим про него. Недавно был опубликован рейтинг частных компаний Forbes. «Виперсервис» находится в нем на 103 месте – это лучший результат среди частных туристических компаний России. В 2019 году вы были на 98 месте. Небольшой откат все же произошел, но учитывая, насколько безумным оказался 2020 год для туристической индустрии, это очень впечатляющий результат. За счет чего вам удалось сохранить позиции, когда вся отрасль, казалось, еле держится на плаву?

– Мы 26 лет активно развиваем транспортные, гостиничные, инфраструктурные и корпоративные проекты. Мы стараемся максимально консолидировать рынок, и наш рост обусловлен в том числе воссоединением многих компаний под брендом холдинга «Випсервис». В наш портфель входят разноплановые проекты. Это транспортный агрегатор, который взаимодействует со многими партнерами. Это проект «ПортБилет» по работе с В2В-компаниями в области транспортно-туристических и гостиничных услуг. Это «Вип Корпорейт Тревел» – проекты, связанные с организацией деловых поездок. У нас даже есть свои гостиницы. С РЖД мы в свое время открыли успешный проект отелей и мини-отелей. 

И конечно, нам помогает прежде всего транспортная составляющая внутренних перевозок, которая быстрее всех восстанавливается. В этом году мы зафиксировали рост по внутренним перевозкам на 8 процентов больше, чем в 2019 году. 

– То есть короткий ответ – это диверсификация бизнеса, правильно? И усиление тех направлений, которые в настоящее время лучше зарабатывают?

– Нет. Скорее, стоит говорить про вложения, которые мы сделали более двенадцати лет назад в IT. А также оптимизацию многих бизнес-процессов. Это позволяет в том числе минимизировать затраты, но увеличивать продажи. 

– Если смотреть ретроспективно на историю «Випсервиса», как вы думаете, что именно помогло вам стать крупнейшей компанией на рынке? Я понимаю, что сложно ответить однозначно. Тем не менее – что было главным правильным решением, которое до сих пор позволяет вам удерживать лидирующие позиции? 

– Правильным решением акционеров было консолидировать активы и идти по пути финансовой стабильности, не участвовать в демпинговых войнах, серьезно инвестировать в IT-индустрию, инвестировать в партнеров. Если бы мы не смогли развить федеральную сеть, мы были бы в совсем другом положении. Сейчас у нас 12 000 агентов, партнеров по всей России и за рубежом. Также правильным решением был выход на международные рынки, открытие компаний в Германии и странах СНГ, выход на китайский рынок. Это все те важные моменты, которые позволили холдингу развиваться динамично. Наши обороты фактически достигают сотен миллиардов рублей. 

– Forbes пишет про годовой оборот в 110,4 миллиарда.

– Если бы не пандемия, развитие было бы более динамичным. Но пандемия нам очень помогла посмотреть по-другому на рынок, посмотреть по-другому на себя. Где-то мы сократили арендные площади, зато увеличили площади, которыми мы непосредственно владеем. Часть сотрудников перевели на удаленную работу, часть работы оптимизировали с помощью IT-решений. Это все позволило повысить эффективность нашего бизнеса. Но самое главное – наша финансовая стабильность, которая дает возможность гарантировать стабильность как клиентам, так и поставщикам. 

Наверное, перед многими возникает сейчас проблема дальнейшего развития. На мой взгляд, глобализация и консолидация рынка – это один из путей. Если посмотреть на интерес крупнейших инвестиционных холдингов или промышленных холдингов к туризму – он только увеличивается. Будущее за технологиями, за развитием онлайн-продаж. Их совершенно не нужно бояться. Может быть, лучше объединиться с крупным игроком. Ведь и наш холдинг объединил в свое время многие компании на рынке, которые до этого существовали самостоятельно. 

– Много ли у вас разработчиков? Работаете ли вы только со своими программистами, или со сторонними компаниями тоже?

– Очень много, это сотни сотрудников. Но мы стараемся находить компромиссные решения. Иногда разработку выгодно делать самостоятельно, а иногда – с партнерами на стороне. IT-блок – основной по инвестициям в нашем холдинге, и мы будем продолжать эти процессы. Мы получили контракт от CWT и представляем сейчас этот крупнейший мировой бренд. Это глобализация организации деловых путешествий, и здесь без технологий было бы что-то сделать сложно. Взять, например, переход на NDC. Авиакомпании сейчас вводят в том числе сборы за работу через глобальные системы дистрибуции. Где-то это 13 евро с билета, где-то 16 евро. Это большие инвестиции в новые платформы, коробочные решения, которые мы передаем нашим клиентам, нашим агентам и тем самым эти затраты фактически берем на себя, зарабатывая совместно с агентами. 

– Есть ли шанс сегодня у стартапов, выходящих на рынок, заработать на продаже авиабилетов – онлайн или офлайн?

– Большое заблуждение думать, что развитие онлайна авиакомпаний забирает у нас с вами клиентов. Это совершенно не так. Конечно, доля самостоятельных продаж перевозчиков увеличивается, у кого-то это уже 50% и более. Но в любом случае как минимум половину авиабилетов продают агенты. Ведь когда клиент приходит напрямую в одну из авиакомпаний, он видит продукт только одной компании. Мы же даем возможность сравнить, отфильтровать, построить оптимальный маршрут, который будет включать не только авиаперевозку, но и железнодорожную, автобусную и даже перевозку аэроэкспрессом. Мы даем услуги по страхованию, даем возможность выбрать лучший отель. В совокупности комплексный турпродукт, или комплексный динамичный продукт, или онлайн-решение о бронировании билетов дают больше в том числе и дохода. Мы работаем на основе и комиссионных контрактов, и агентских контрактов, и в случае получения комиссии или бонусов делимся с абонентами. Это немалые деньги. 

Кстати, в период, когда были серьезнейшие потрясения в туристической отрасли, многопрофильные компании могли очень серьезно себя поддержать продажей билетов. Ведь каждая продажа билета – это либо сбор, либо комиссия, либо бонус, и это хорошее подспорье в развитии любого турагентства. 

Например, в корпоративном сегменте без TMС-компаний крайне сложно вообще корпоративному клиенту выстроить тревел-политику. Ведь мы можем сэкономить 20-30% на бюджете командировок, это стабильный гарантированный доход по этому виду деятельности.

– Вы упомянули технологии продажи через NDC. Хотелось бы уточнить: насколько эти технологии сейчас активно внедряются, и как вы сами к ним относитесь? Будущее за ними, или все-таки за более традиционными технологиями продаж билетов?

– То, что авиакомпании переходят на новые IT-решения и новые принципы дистрибуции – это уже реальность. Конечно, NDC – это еще новый проект, но он уже прошел пилотную фазу, и мы видим, что ряд авиакомпаний пересматривают свои отношения с глобальными системами дистрибуции. Вводятся в том числе заградительные сборы. Но в любом случае надо понимать, что если ты не интегрируешься в новые прямые решения авиакомпаний, ты не сможешь предоставить клиенту конкурентоспособный тариф. При этом неправильно говорить о том, что традиционные GdS не нужны. Они однозначно нужны, они дают готовые решения, и мы активно взаимодействуем со всеми глобальными системами дистрибуции. При этом разрабатываем и свои решения, ведь мы знаем, что есть постановления правительства, которые ведут к локализации систем бронирования, к переносу серверов в Россию. У нас есть определенные планы по изменению и дистрибуции в России. Наверное, рано или поздно будет создана национальная система бронирования, и нам бы хотелось быть участником этой системы, а может быть, даже и полноценным партнером. Платежные решения через личные кабинеты, развитие удобных В2В и В2С-платформ как раз дают уверенность в необходимости агентов. 

Знаете, я так отвечу на ваш вопрос. В свое время в Америке и в Европе, когда эти процессы начинались, многие пессимисты предрекали крах консолидаторам или крах агентам транспортных услуг. Сейчас мы понимаем, что в любом случае авиакомпаниям или железнодорожным компаниям всегда будет выгодна агентская сеть. И наша миссия – продолжать консолидировать предложения путем этих решений. Ведь NDC не каждая компания сможет самостоятельно интегрировать в свое облако продаж. Мы в этом помогаем. 

– Если бы вы сами сегодня инвестировали в какой-то туристический проект или стартап, что бы это было? 

– Здесь, на мой взгляд, есть несколько перспективных направлений. Инвестиции могут войти в создание новых платформ, маркетплейсов, проекты по развитию экскурсионных путешествий. Это все возможности для стартапов. Но еще я четко понимаю: чтобы развивать индустрию, должна быть инфраструктура. Основной, на самом деле, вопрос сейчас в отсутствии инфраструктуры, прежде всего гостиничной. По оценкам Ростуризма, только 10% гостиниц соответствуют тем новым реалиям, которые нужны российским и зарубежным туристам. Например, в Краснодарском крае у нас всего 45 пятизведочных гостиниц, тогда как у наших турецких коллег только на Анталийском побережье их 500. Поэтому такие высокие цены на отели. Их нехватка сдерживает в том числе развитие пакетного туризма. Но без господдержки и нацпроектов мы это не осилим. И очень хорошо, что в рамках нацпроекта около 600 миллиардов будет направлено на инвестиции именно в инфраструктуру.

Фото: «Випсервис»

Читайте также:

Тэги:

Рассылка ТТТ: новости туристической индустрии и технологий раз в две недели

Внесите ваш email в форме ниже и нажмите кнопку "Подписаться"

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы соглашаетесь с условиями Политики конфиденциальности

Спасибо!

Вы успешно подписались на рассылку.